Подписка на новости
Подписавшись, Вы получаете доступ ко всем ресурсам: мы будем предупреждать Вас о дате начала курсов, путешествий и других мероприятий.

духовные задачи на каждый день

Автор: Кришнамурти Джидду

Духовные задачи
/часть 3/
Зависимость, привязанность, отношения, страх


Духовные задачи на каждый день
У свободного ума есть смирение
Вы когда-нибудь вдавались в вопрос психологической зависимости? Если вы очень глубоко над ним поразмыслите, то обнаружите, что большинство из нас ужасно одиноки. У большинства из нас вялый, пустой ум. Большинство из нас не знают, что такое любовь. Поэтому это одиночество, эта недостаточность, это отсутствие жизни привязывает нас чему-то, привязывает к семье; мы зависим от неё. А когда жена или муж отворачивается от нас, мы ревнуем. Ревность - не любовь; но любовь, которую сообществу признаёт в отношении семьи, пользуется уважением. Это другая форма защиты, другая форма бегства от себя. Поэтому всякая форма сопротивления рождает зависимость. А зависимый ум никогда не свободен.

Нужно быть свободным, тогда вы увидите, что ум, который свободен, знает суть смирения. Такой ум - свободный и, стало быть, смиренный - способен учиться, а не ум, который сопротивляется. Учиться есть нечто экстраординарное, - учиться, а не накапливать знание. Накопление знания - нечто совсем другое. То, что мы называем знанием, сравнительно понятно, - это движение от известного к известному. Но учиться значит двигаться от известного к неизвестному, - учиться можно только так, не правда ли?

Духовные задачи на каждый день
Мы никогда не исследуем проблему зависимости
Почему мы испытываем зависимость? Психологически, внутренне, мы зависим от веры, от системы, от философии; мы спрашиваем у других, как себя вести; мы ищем наставников, которые научат нас образу жизни, способному дать нам какую-нибудь надежду, какое-нибудь счастье. Поэтому мы всегда ищем какой-либо формы зависимости, безопасности. А может ли ум вообще освободиться от чувства зависимости? Это не значит, что ум должен добиться независимости, - последняя есть лишь реакция на зависимость. Мы не говорим о независимости, о свободе от некоего состояния. Если мы сможем исследовать, не давая реакции в виде поиска свободы от некоего состояния зависимости, то сможем углубиться в это гораздо глубже... Мы признаем необходимость зависимости; мы говорим: он неизбежна. Мы никогда не исследовали всю эту проблему: почему каждый из нас ищет какой-либо формы зависимости. Разве не потому, что мы на самом деле, глубоко внутри, требуем безопасности, постоянства? Будучи в состоянии смятения, мы хотим, чтобы кто-нибудь избавил нас от этого смятения. Итак, мы всегда озабочены тем, как избавиться от этого состояния, в котором мы находимся, избежать его. В процессе избавления от этого состояния мы склонны создавать какую-нибудь форму зависимости, которая становится для нас авторитетом. Если наша безопасность, наше внутреннее благосостояние зависит от другого человека, такая зависимость приводит к бесчисленным проблемам; тогда мы пытаемся разрешить эти проблемы - проблемы привязанности. Но мы никогда не исследуем, никогда не вдаёмся в саму проблему зависимости. Наверное, если бы мы могли по-настоящему разумно, со всей осведомлённостью углубиться в эту проблему, то уяснили бы, что зависимость - вовсе не проблема, а всего лишь способ бегства от более глубокого факта.
Духовные задачи на каждый день
Есть более глубокий фактор, определяющий нашу зависимость
Мы знаем, что зависим - от своих отношений с людьми. Почему? На самом деле, я не думая, что зависимость составляет проблему; думаю, имеется какой-либо более глубокий фактор, определяющий нашу зависимость. И если мы сможем распутать это дело, то и зависимость, и борьба за свободу будут иметь очень мало значения; тогда все проблемы, возникающие из зависимости, испарятся. Итак, каков же этот более глубокий фактор? Не в том ли дело, что ум ненавидит, страшиться быть в одиночестве? А знаете ли ум состояние, которого он избегает? Постольку, поскольку одиночество не понимается, не чувствуется, не уясняется, не растворяется по-настоящему - какое бы слово вы ни употребили, - постольку, поскольку чувство одиночества остаётся, зависимость неизбежна, и вы никогда не будете свободны; вы никогда не выясните для себя, что такое истина, что такое религия.
Духовные задачи на каждый день
Стать глубоко осведомлённым
Зависимость порождает движение отчуждённости и привязанности, постоянный конфликт, безо всякого понимания, избавления. Вы обязаны стать осведомлённым о процессе привязанности и зависимости, стать осведомлённым о нём, без осуждения, без оценки, тогда и воспримете значение этого конфликта противоположностей. Если вы станете глубоко осведомлённым и будете сознательно стараться постичь весь смысл необходимости, зависимости, то ваш сознательный ум откроется и уяснит; тогда подсознательное - с его скрытыми мотивами, стремлениями и намерениями - будет проецироваться в сознательное. Когда это произойдёт, вы должны изучать и воспринимать любой намёк подсознательного. Если будете это много раз, становясь осведомлённым о проекциях подсознательного после того, как сознательное продумало проблему как можно глубже, тогда, даже если вы будете внимание другому, сознательное и подсознательное будут прорабатывать проблему. Таким образом, появляется постоянная осведомлённость, которая будет терпеливо и мягко осуществлять интеграцию; и, если у вас всё хорошо со здоровьем и диетой, это, в свой черёд, приведёт к полноте бытия.
Духовные задачи на каждый день
Отношения
Отношения, основанные на взаимной потребности, вызывают только конфликт. Какими бы независимыми друг от друга мы ни были, мы используем друг друга для какой-нибудь цели, в каких-нибудь расчётах. Тогда нет никаких отношений. Вы можете использовать меня, а я могу использовать вас. При таком потреблении мы теряем контакт. Общество, основанное на взаимном потреблении, создаёт основу для насилия. Используя другого, мы лишь держим перед собой картину того, чего желаем добиться. Желаемое, достижение, препятствует отношениям, общению. Использование другого, каким бы приятным и утешительным оно ни было, всегда объясняется страхом. Чтобы избавиться от этого страха, мы должны чем-то обладать. Обладание приводит к зависти, подозрению и неизменному конфликту. Подобные отношения никогда не принесут счастья.

Общество, чья структура основана на простой потребности, физиологической или психологической, должно рождать конфликт, смятение и страдание. Общество - это проекция себя в отношениях с другими, в котором доминируют потребность и потребление. Когда вы потребляете другого для своей потребности, физически или психологически, в этом нет никаких отношений; между вами в действительности нет никакого контакта, никакого общения. Какое может быть общение с другим, если другой используется, подобно мебели, для вашего удобства и комфорта? Поэтому важно понять значение отношений в повседневности.

Духовные задачи на каждый день
"Я" - это обладание
Отречение, принесение себя в жертву - это не жест величия, чтобы тебя хвалили и тебе подражали. Мы обладаем, потому что без обладания мы ничто. Обладание бывает разного рода. Тот, кто не обладает мирскими вещами, может быть привязан к знанию, к идеям; другой может быть привязан к добродетели, третий - к опыту, четвёртый - к имени и славе, и так далее. Без обладания "я" нет; "я" - это обладание, мебель, добродетель, имя. Страшась небытия, ум привязан к имени, к мебели, к добродетели; он отбросит их, чтобы подняться выше, ибо чем выше, тем приятнее, долговечнее. Страх неуверенности, небытия, толкает к привязанности, к обладанию. Когда обладание неудовлетворительно или болезненно, мы отказываемся от него ради более услаждающей привязанности. Наивысшее приятное обладание - слово"Бог" или его замена, "Государство".

Постольку, поскольку вы не готовы быть ничем, каковым вы на самом деле и являетесь, вам неизбежно придётся испытывать страдание и антагонизм. Готовность быть ничем - не вид отречения, принуждения, внутреннего или внешнего, а видение истины того, что есть. Видение истины того, что есть, приносит свободу от страха неуверенности, страха, который рождает привязанность и ведёт к иллюзии отстранённости, отречения. Любовь к тому, что есть, это начало мудрости. Только любовь делится с другими, только она способна общаться, тогда как отречение и жертвование собой лишь виды изоляции и иллюзии.
Духовные задачи на каждый день
Эксплуатировать значит быть эксплуатируемым
Так как большинство из нас ищут власти в той или иной форме, утвердился иерархический принцип: новичок и посвящённый, ученик и Учитель, даже у Учителей имеются степени духовного роста. Большинство из нас любят эксплуатировать и быть эксплуатируемыми, и эта система предлагает средства, скрытые или явные. Эксплуатировать значит быть эксплуатируемым. Желание использовать других ради своих психологических потребностей объясняется зависимостью, а когда вы зависите, вы должны владеть, обладать, тогда что, чем вы владеете, владеет вами. Без зависимости, тонкой или грубой, без обладания вещами, людьми и идеями вы пусты, ничего из себя не представляете. Вы хотите быть чем-то, и чтобы избежать гложущего страха ничем не быть, вы принадлежите к той или иной идеологии, к это церкви или к этому храму; так вас эксплуатируют, и вы, в свою очередь, эксплуатируете.
Духовные задачи на каждый день
Культивирование отстранённости
Есть только привязанность, нет того, что называется отстранённостью. Ум изобретает отстранённость как реакцию на боль привязанности. Когда вы реагируете на привязанность к чему-то другому. Так весь этот процесс есть процесс привязанности. Вы привязаны к своей жене или своему мужу, к своим детям, к идеям, к традиции, к авторитету, и так далее, и ваша реакция на эту привязанность выражается в отстранённости. Культивирование отстранённости - это результат страдания, боли. Вы хотите избежать боли привязанности, и ваше бегство заключается в нахождении чего-то, к чему, по вашему мнению, вы можете привязаться. Поэтому есть только привязанность, и только глупый ум культивирует отстранённость. Во всех книгах сказано: будьте отстраненны, но в чём заключается истина? Если вы понаблюдаете за своим умом, то увидите нечто экстраординарное: культивируя отстранённость, ваш ум привязывается к чему-то другому.
Духовные задачи на каждый день
Привязанность - это самообман
Мы - то, чем мы владеем, мы - то, к чему мы привязаны. Привязанность не бывает благородной. Привязанность к знанию ничем не отличается от любой другой пагубной привычки. Привязанность - это самопоглощение, как на низшем, так и на высшем уровне. Привязанность - это самообман, это бегство от пустоты "я". То, к чему мы привязываемся - собственность, люди, идеи, - становится крайне важным, ибо без множества всего, что заполняет пустоту "я", его нет. Страх небытия толкает к обладанию, и страх рождает иллюзию, порабощённость умозаключениями. Умозаключения - материальные или опирающиеся на идеи - мешают развитию интеллекта, той свободе, которая единственная может привести реальность в бытие; а без этой свободы хитрость принимается за интеллект. Хитрость всегда пользуется сложными и разрушительными ходами. Именно защищающая себя хитрость толкает к привязанности, а когда привязанность вызывает боль, та же самая хитрость ищет отстранённости и находит удовольствие в гордыне и тщеславии отречения. Понимание ходов хитрости, ходов "я", есть начало интеллекта.
Духовные задачи на каждый день
Смотрите в лицо факту и наблюдайте, что происходит...
Мы все переживаем всепоглощающее одиночество, когда книги, религия - всё испарилось, и мы оказываемся в предельной внутренней пустоте и одиночестве. Большинство из нас не могут лицезреть эту пустоту, это одиночество, и мы от неё бежим. Зависимость - один из способов, к которым мы прибегаем, от которых зависим, потому что не можем оставаться в одиночестве, наедине с собой. Мы должны пользоваться радио, или книгами, или погрузиться в разговоры, бесконечную болтовню о том, о сём, об искусстве и культуре. Так мы доходим до того, что познаем исключительное чувство самоизоляции. У нас может быть превосходная работа, мы можем напряжённо трудиться писать книги, но внутри нас предельный вакуум. Мы хоти его заполнить, и один из способов - зависимость. Мы используем зависимость, увеселения, работу в церкви, религии, алкоголь, женщин, дюжину всего, чтобы его заполнить, от него избавиться. Если же мы видим, что избавиться от него никак не получается, что это совершенно бессмысленное занятие - не на словах, не с осуждением, то есть категорично и решительно, - если мы видим абсолютную абсурдность этого тогда мы сталкиваемся с фактом. Вопрос не в том, как освободиться от зависимости, факт не в том, это только реакция на факт... Почему я не смотрю в лицо факту, наблюдая, что происходит?

Теперь возникает проблема наблюдателя и наблюдаемого. Наблюдатель говорит: я пуст, мне это не нравиться, и бежит от этого. Наблюдатель говорит: я и пустота - не одно и тоже. Но наблюдатель и есть пустота, наблюдатель видит не пустоту. Наблюдатель и есть наблюдаемое. Когда такое происходит, налицо огромная революция в мышлении, в чувствовании.

Духовные задачи на каждый день
Привязанность - это бегство
Просто попытайтесь осознать свою обусловленность. Вы сможете познать её лишь косвенно, в связи с чем-то другим. Вы не сможете осознать свою обусловленность как абстракцию, ибо она останется тогда вербальной, не имеющей особого значения. Мы осознаём только конфликт. Конфликт существует при отсутствии интеграции между вызовом и откликом. Этот конфликт является результатом нашей обусловленности. Обусловленность - это привязанность: привязанность к работе, к традиции, к собственности, к людям, к идеям, и так далее. Не будь привязанности, была бы обусловленность? Конечно, нет. Тогда почему мы привязываемся? Я привязан к соей стране, потому что через отождествление с ней я становлюсь кем-то. Я отождествляюсь со своей работой, и работа обретает значение, я - это моя семья, моя собственность; я к ним привязан. Объект привязанности предлагает мне способы бегства от моей пустоты. Привязанность - это бегство, и именно бегство усиливает обусловленность.
Духовные задачи на каждый день
Быть одиноким
Быть одиноким - а это совсем не то, что философия одиночества - значит, очевидно, быть в состоянии революции против всего устройства общества, - не только нашего общества, но и коммунистического, фашистского, любой формы общества как организованной жестокости, организованной власти. Это означает чрезвычайное восприятие следствий власти. Сэр, вы видели, как маршируют солдаты? Они уже не человеческие существа, а машины - ваши сыновья и мои сыновья, выстроившиеся там на солнце. Такое происходит здесь, в Америке, в России и повсюду - на уровне не только правительственном, но и монастырском, в монастырях, в орденах, в группах, проявляющих поразительную власть. Только ум, никому не принадлежащий, может быть одиноким. А одиночество - не то, что можно культивировать. Это вы видите? Когда вы это всё увидите, вы выйдите из игры, и никакой правитель или президент не пригласит вас на обед. Это одиночество приведёт к смирению. Именно такое одиночество познаёт любовь - а не власть. Человек амбициозный, религиозный или обычный никогда не узнает, что такое любовь. Поэтому, если всё это видишь, то обладаешь этим качеством тотального проживания и, стало быть, тотального действия. Оно приходит благодаря самопознанию.
Духовные задачи на каждый день
Вожделение - всегда вожделение
Чтобы избежать страдания, мы культивируем отстранённость. Будучи предупреждены, что привязанность раньше или позже приводит к печали, мы хотим стать отстранёнными. Привязанность приятна, однако, воспринимая связанную с нею боль, мы хотим получать удовольствие. Поэтому на самом деле ищем именно удовольствия, мы жаждем удовлетворения любыми средствами.

Мы испытываем зависимость или привязанность, потому что они приносят нам удовольствие, безопасность, власть, чувство благополучия, хотя в них есть печаль и страх. Мы ищем отстранённости и ради удовольствия, чтобы не испытывать боли, не получить внутренней травмы. Чего мы хотим, так это удовольствия, удовлетворения. Безо всякого осуждения и оправдания мы должны пытаться этот процесс, ибо, пока мы его не поймём, мы не сможем избавиться от своего смятения и своих противоречий. Можно ли вообще удовлетворить вожделение, или это бездонная пропасть? Вожделеем ли мы чего-то низменного или высокого, вожделение - всегда вожделение, горящий огонь, и то, до чего он дотянется, вскоре превращается в пепел; но вожделение удовлетворения остаётся, вечно горящее, вечно сжигающее, вечно потребляющее, и конца этому не предвидится. Привязанность и отстранённость одинаково связывают, и обе следует преодолеть.
Духовные задачи на каждый день
Интенсивность, свободная о всякой привязанности
В состоянии беспричинной страсти есть интенсивность, свободная от всякой привязанности; когда уже страсти есть причина, налицо привязанность, а привязанность есть начало страдания. Большинство из нас к чему-нибудь привязаны; мы тянемся к человеку, к стране, к вере, к идее, и когда объект нашей привязанности исчезает или теряет своё значение, мы обнаруживаем свою пустоту, недостаточность. Эту пустоту мы пытаемся заполнить и тянемся к чему-нибудь другому, что и становится новым объектом нашей страсти.
Духовные задачи на каждый день
Отношения - это зеркало
Конечно, только в отношениях раскрывается процесс того, что я собой представляю, не так ли? Отношения - это зеркало, в котором я вижу себя, какой я есть; однако поскольку большинству из не нравится, какие мы, мы начинаем дисциплинировать - позитивно или негативно - то, что воспринимаем в зеркале отношений. Например, я обнаруживаю в отношениях, в проявлении отношений, нечто, что мне нравится. Тогда я начинаю изменять то, что мне не нравится, что я воспринимаю как неприятное. Я хочу это изменить - что означает, что у меня уже есть образ того, каким я должен быть. Как только у меня появляется образ того, каким я должен быть, исчезает постижение того, какой я есть. Как только у меня есть картина того, каким я хочу быть, или каким я должен быть, или каким мне следует быть - стандарт, по которому я хочу себя изменить, - тогда, безусловно, исчезает постижение того, какой я есть в момент отношений.

Думаю, это действительно важно понять, ибо именно в этом большинство из нас путаются. Мы не хотим знать, какие мы на самом деле в текущий момент отношений. Если мы озабочены только улучшением себя, нет постижения себя, того, что есть.

Духовные задачи на каждый день
Функция отношений
Отношения неизбежно болезненны, что демонстрируется в нашем повседневном существовании. Если в отношениях нет напряжения, они перестают быть отношениями и становятся просто удобным состоянием дремоты, дурманом, к которому большинство людей стремятся и который предпочитают. Налицо конфликт между вожделением комфорта и фактом, между иллюзией и действительностью. Если вы распознаёте иллюзию, то можете, отстранив её, уделить своё внимание пониманию отношений. Если же вы ищете надёжности в отношениях, это становится инвестицией в комфорт, в иллюзию, тогда как величие отношений заключается именно в их надёжности. Стремясь к надёжности в отношениях, вы мешаете их функционированию, что приводит к специфическим действиям и несчастьям.

Несомненно, функция отношений - открывать состояние всего вашего бытия. Отношения - это процесс самораскрытия, самопознания. Такое самораскрытие болезненно, требует постоянного урегулирования, гибкости мысли-эмоции. Это болезненная борьба, периодически сменяющаяся просветлённым миром.

Но большинство из нас избегают напряжения в отношениях, устраняют его, предпочитая лёгкость и комфорт удовлетворительной зависимости, надёжности без вызова, безопасного убежища. Тогда семья и прочие отношения становятся убежищем, убежищем для немыслящих. Когда же ненадёжность вкрадывается в зависимость, как это неизбежно происходит, тогда старые отношения прекращаются, и завязываются новые в надежде обрести длительную надёжность; но в отношениях нет никакой надёжности, и зависимость порождает лишь страх. Без понимания процесса надёжности и страха отношения превращаются в препятствия, вид невежества. Тогда всё существование сопровождается борьбой и болью, и нет из них исхода, кроме как правильное мышление благодаря самопознанию.

Духовные задачи на каждый день
Как возможна настоящая любовь?
Есть образ, который вы составили себе о человеке, образ ваших политиков, премьер-министра, вашего бога, вашей жены, ваших детей - и на этот образ вы смотрите. Этот образ создан вашими отношениями, или вашими страхами, или вашими надеждами. Сексуальные и другие удовольствия, которые вы испытали со своей женой, со своим мужем, гнев, лесть, комфорт и всё, что несёт с собой ваша семейная жизнь - убийственная жизнь, надо сказать, - создали образ вашей жены или вашего мужа. На этот образ вы и смотрите. Так же и у ваших жены или мужа есть образ вас. Поэтому отношения между вами и вашими женой или мужем, между вами и политиками - на самом деле отношения между этими двумя образами. Верно? Это факт. А как у обоих образов, как результатов мышления, удовольствия и так далее, может быть близость или любовь? Итак, отношения между двумя индивидуумами, очень близкими или далёкими друг от друга, это отношения между образами, символами, воспоминаниями. А какая настоящая любовь может в этом быть?
Духовные задачи на каждый день
Мы то, чем мы обладаем
Чтобы понимать отношения, должна быть пассивная осведомлённость, которая не разрушает отношений. Напротив, она делает отношения гораздо более жизненными, значительными. Тогда в этих отношениях появляется возможность настоящей близости; приходит теплота, чувство, родства, а это не просто сантименты или чувственность. И если мы можем так подходить ко всему или быть в таких отношениях со всем, наши проблемы будут легко разрешаться - проблемы собственности, проблемы обладания. Ведь мы то, чем мы обладаем. Человек, обладающий деньгами, представляет собой деньги. Человек, отождествляющий себя с собственностью, представляет собой собственность, или дом, или мебель. Так же и с идеями, и с людьми; а если есть обладание, нет никаких отношений. Но большинство из нас обладают тем или иным, потому что ничего другого у нас нет, если мы ничем не обладаем. Мы пустые оболочки, если ничем не обладаем, если не заполняем свою жизнь мебелью, музыкой, знанием, тем или этим, Такая оболочка производит много шума, и этот шум мы называем жизнью, и ею удовлетворяемся. А когда случается сбой, отрыв от этого, следует страдание, потому что вы внезапно обнаруживает себя тем, кто вы есть - пустой оболочкой, не имеющей никакого смысла. Поэтому осведомлённость обо всём содержимом - это действие, а благодаря действию появляется возможность истинных отношений, возможность обнаружить их большую глубину, их большое значение, и узнать, что такое любовь.
Духовные задачи на каждый день
Иметь отношения
Без отношений нет существования; быть, значит иметь отношения. Похоже, большинство из нас этого е сознают - что мир есть мои отношения с другими: одним или многими. Моя проблема заключается в отношениях. То, чем я являюсь, я и проецирую; очевидно, если я не понимаю себя, все мои отношения становятся всё больше запутанными. Поэтому отношения становятся чрезвычайно важными - не с так называемыми массами, толпой, а с миром моей семьи и друзей, каким бы маленьким он ни был, - мои отношения с женой, с детьми, соседом. В мире крупных организаций, огромных скоплений людей, массовых движений, мы боимся действовать в одиночку; мы боимся быть маленькими людьми, расчищающими собственный клочок земли. Мы говорим себе: что могу сделать лично я? Мне придётся присоединиться к массовому движению, чтобы проводить реформы. Наоборот, настоящая революция осуществляется благодаря не массовым движениям, а внутренней переоценке отношений - только это является реальной реформой, радикальной непрерывной революцией. Мы боимся своей малости. Поскольку проблема огромна, мы думаем, что должны её "всем миром", с помощью больших организаций, массовых движений. Конечно, мы обязаны приступать к решению проблемы в малом масштабе, а малый масштаб - это я и вы. Когда я понимаю себя, я понимаю и вас, и из такого понимания проистекает любовь. Любовь - недостающий фактор; в отношениях нет привязанности, нет тепла, а поскольку нам не хватает в отношениях любви, нежности, великодушия, милосердия, мы прибегаем к массовому действию, которое приводит лишь к большему смятению, дальнейшему страданию. Мы заполняем свое сердце чертежами мировой реформы, не замечая единственного разрешающего фактора - любви.
Духовные задачи на каждый день
Вы и я - вот в чём проблема, а не мир
Мир не нечто отдельное от вас и меня; мир, общество - это отношения, которые мы устанавливаем или пытаемся установить между собой. Поэтому проблема заключается в вас и во мне, а не в мире, ведь мир - это проекция нас, и чтобы понимать мир, мы должны понимать себя. Мир не нечто отдельное от нас; мы суть мир, и наши проблемы - это проблемы мира.
Духовные задачи на каждый день
Нет того, что называется жить особняком
Мы хотим убежать от своего одиночества с его паническими страхами, поэтому мы зависим от других, в компании мы лучше себя чувствуем, и так далее. Мы инициаторы, а другие становятся пешками в нашей игре; когда же пешка оборачивается назад и требует чего-то взамен, нас это шокирует и печалит. Если наша собственная крепость прочна, не имеет брешей, то такое долбление снаружи мало что значит для нас. Специфические тенденции, возникающие с возрастом, должны уясняться и корректироваться, пока мы ещё способны к отстранённому и терпимому наблюдению и изучению себя; наши страхи должны отслеживаться и уясняться уже сейчас. Наши энергии должны направляться не просто на понимание внешних давлений и требований, к которым мы обязаны прислушиваться, а на постижение себя, своего одиночества, своих страхов, требований и недостатков.

Нет того, что называется жить особняком, ибо вся жизнь - это отношения; однако, жизнь без прямых отношений требует высокого интеллекта, большего и более быстрого осознания, способствующего самопознанию. Существование " особняком", без острого и гибкого осознания, усиливает уже господствующие тенденции, тем самым вызывая дисбаланс, искажение. Именно сейчас придётся осознать укоренившиеся привычки мышления-чувствования, которые приходят с возрастом, и благодаря пониманию их устранить. Только внутреннее богатство приносит мир и радость.

Духовные задачи на каждый день
Свобода от страха
Способен ли ум совершенно избавиться от страха? Любого рода страх рождает иллюзию; он делает ум тупым, мелким. Где страх, там, очевидно, нет свободы, а без свободы совсем нет любви. Страх присущ большинству из нас; страз темноты, страх общественного мнения, страх змей, страх физической боли, страх старости, страх смерти. Страхи нас буквально обуревают. А можно ли полностью освободиться от страха?

Можно видеть, что делает страх с каждым из нас. Он заставляет лгать; он развращает множеством способов; он делает ум пустым, мелким. В уме есть тёмные углы, куда никогда нельзя добраться и исследовать их, пока человек боится. Физическая самозащита, инстинктивное стремление держаться подальше от ядовитой змеи, отойти от пропасти, не попасть под трамвай, и так далее - всё это здоровые, нормальные, благотворные побуждения. Я же говорю о психологическом самоограждении, заставляющем бояться болезни, смерти, врага. Когда мы ищем свершения в любой форме - через живопись, музыку, отношения или что бы то ни было, - всегда есть страх. Поэтому, что важно, так это осознать весь процесс внутри себя, наблюдать, вникать в него, а не спрашивать, как избавиться от страха. Когда вы хотите просто избавиться от страха, вы найдёте способы и средства это сделать, поэтому свободы от страха никогда не будет.

Духовные задачи на каждый день
Справляться со страхом?
Человек боится общественного мнения, боится чего-то не достичь, что-то не сделать, боится, что у него не будет возможности, и в результате всего этого ощущает колоссальное чувство вины - он сделал то, чего не должен был делать; чувство вины от самого акта делания: он здоров, а другие бедны и не здоровы; у него есть еда, а у других нет. Чем больше ум вопрошает, вникает, спрашивает, тем сильнее чувство вины, тревоги. Страх - это побуждение, заставляющее искать Учителя, гуру; страх - та оболочка респектабельности, которую каждый так любит - быть респектабельным. Решаетесь ли вы быть смелым, чтобы справляться с событиями жизни, или лишь предпринимаете рассудочные попытки прогнать страх, или находите объяснение, удовлетворительные для ума, охваченного страхом? Как вы с ним справляетесь? Включаете радио, читаете книгу, идёте в храм, цепляетесь за какую-нибудь догму, веру?

Страх - это разрушительная энергия в человеке. Он иссушает ум, искажает мысль, ведёт ко всякого рода исключительно умным и тонким теориям, абсурдным суевериям, догмам и верованиям. Если вы видите, что страх разрушает, то что вы делаете, чтобы очистить ум? Вы говорите, что, вникая в причину страха, вы освободитесь от страха. Так ли это? Попытки открыть причину страха и знание этой причины не устраняют страх.

Духовные задачи на каждый день
Дверь к пониманию
Вы не можете устранить страх, не понимая природы времени, не вглядываясь в неё по-настоящему, что подразумевает мысль, что подразумевает слово. Отсюда вопрос: бывает ли мысль без слова, бывает ли мышление без слова, которое есть память? Сэр, если не видеть природы ума, движения ума, процесса самопознания, а просто говорить, что я должен освободиться от страха, то в этом будет очень мало смысла. Вам придётся иметь дело со страхом в контексте всего ума. Чтобы увидеть, войти во всё это, вам нужна энергия. Энергия не приходит через пищу - последняя лишь часть физической потребности. Но что бы увидеть, в том смысле, в каком я употребляю это слово, вам потребуется гигантская энергия, а энергия рассеивается, когда ваше оружие - слова, когда вы сопротивляетесь, осуждаете, когда вас переполняют мнения, мешающие вам вглядываться, видеть, - вся ваша энергия уходит на это. Поэтому, размышляя об этом восприятии, этом видении, вы снова открываете дверь.
Духовные задачи на каждый день
Страх заставляет подчиняться
Почему мы всё это делаем: подчиняемся, следуем, подражаем? Почему? Потому что мы внутренне боимся быть неоднозначными. Мы хотим быть однозначными - мы хотим быть однозначными в финансовом отношении, мы хотим быть однозначными в моральном отношении, - мы хотим одобрения, мы хотим безопасности, мы хотим никогда не испытывать беспокойства, боли, страдания, мы хотим защищённости. Поэтому страх, сознательно или бессознательно, заставляет нас подчиняться Учителю, вождю, священнику, правительству. Страх удерживает нас и от этого, чтобы делать что-то, могущее навредить другим, потому что нас накажут. Итак, за всеми этими действиями, жадностью, стремлениями таится желание однозначности, желание уверенности. Поэтому, если не растворить страх, не освободиться от страха, а просто подчиняться или добиваться подчинения, то это ничего не изменит; что имеет смысл, так это понимать страх день за днём, видеть разные обличья страха. Только когда есть свобода от страха, наличествует то внутреннее качество понимания, то нечто, при котором нет накопления знания или опыта, и только оно одно придаёт чрезвычайную ясность в поиске реального.
Духовные задачи на каждый день
Лицом к лицу с фактом
Боимся ли мы факта или представления о факте? Боимся ли вещи, самой по себе, или боимся того, чем её считаем? Возьмём, к примеру, смерть. Боимся ли мы факта смерти или представления о смерти? Факт одно, а представления о факте - другое. Боюсь ли я слова "смерть" или самого факта? Поскольку я боюсь слова, представления, я никогда не понимаю факта, никогда не смотрю на факт, никогда не устанавливаю прямых отношений с фактом. Только когда я в полном контакте с фактом, у меня нет страха. Если я не в контакте с фактом, у меня есть страх, а контакта с фактом нет постольку, поскольку у меня есть представление, мнение, теория о факте, поэтому мне надо точно уяснить, боюсь ли я слова, представления или факта. Если я нахожусь лицом к лицу с фактом, то нечего и понимать: факт есть факт, и я могу иметь с ним дело. Если же я боюсь слова, тогда я должен понимать это слово, вникнуть в весь процесс того, что это слово, этот термин, подразумевает. Именно моё мнение, моё представление, мой опыт, моё знание о факте создаёт страх. Поскольку есть вербализация факта, придающая факту название, и стало быть, идентифицирующая или осуждающая его, поскольку мысль судит о факте в качестве наблюдателя, постольку страх должен быть. Мысль - это продукт прошлого; она может существовать только благодаря вербализации, благодаря символам, благодаря образам. Поскольку мысль рассматривает или переводит факт, постольку страх должен быть.
Духовные задачи на каждый день
Соприкосновение со страхом
Есть физический страх. Вы знаете, что при виде змеи, дикого животного появляется инстинктивный страх; это нормальный, здоровый, естественный страх. Это не страх, это желание защититься - и оно нормально. Однако, психологическая самозащита - то есть, желание быть всегда однозначным - порождает страх. Ум, который всегда старается быть однозначным - мёртвый ум, потому что в жизни нет однозначности, нет постоянства. Когда вы непосредственно соприкасаетесь со страхом, включаются ваши нервы и всё остальное. Потом, когда ум уже не увиливает при помощи слов или какой-либо деятельности, нет разделения между наблюдателем и тем, что наблюдается как страх. Только увиливающий ум обособляется от страха. Когда же есть прямое соприкосновение со страхом, наблюдателя нет, нет сущности, говорящей: я боюсь. Итак, в тот момент, когда вы непосредственно соприкасаетесь с жизнью, с чем-нибудь, разделения нет, - именно это разделение и порождает конкуренцию, амбицию, страх. Поэтому важно не то, "как освободиться от страха?" Если вы ищете способ, метод, систему, как избавиться от страха, вы будете вечно порабощены страхом. Но если вы понимаете страх - а это может произойти только при непосредственном соприкосновении с ним, так же как вас затрагивает голод, как вас непосредственно затрагивает угроза потерять работу, - тогда вы что-то делаете в этой связи; только тогда вы обнаруживаете, что страх растаял - страх как таковой, а не страх того или иного рода.
Духовные задачи на каждый день
Страх - это непринятие того, что есть
Страх находит множество способов ускользнуть. Общей разновидностью является отождествление со страной, с обществом, с идеей. Разве вы не замечали, как вы отзываетесь при виде процессии или религиозной процессии, или когда стране грозит нападение? Вы тогда отождествляетесь со страной, с существом, с идеологией. Бывают времена, когда вы отождествляетесь со своим ребёнком, со своей женой, с формой действия или бездействия. Отождествление - это процесс самозабвения. Поскольку я осознаю "себя", я знаю, что есть боль, есть борьба, есть низменный страх. Но если я могу отождествиться с чем-нибудь большим, с чем-нибудь достойным, с красотой, с жизнью, с истиной, с верой, со знанием, хотя бы на время, появляется убежище от "себя", разве нет? Если я говорю о "своей стране", разве нет? Если я говорю о "своей стране", я на время забываю о себе, не так ли? Если я могу что-нибудь сказать о Боге, я забываю о себе. Если я могу отождествиться со своей семьей, с группой, с конкретной партией, с конкретной идеологией, тогда появляется временное убежище.

Знаем ли мы сейчас, что такое страх? Разве он не является непринятием того, что есть? Мы должны понять слово "принятие". Я употребляю это слово не в смысле попытки принятия. Нет речи ни о каком принятии, когда я воспринимаю то, что есть. Когда же я не вижу отчётливо то, что есть, тогда я приступаю к процессу принятия. Таким образом, страх - это непринятие того, что есть.

Духовные задачи на каждый день
Беспорядок, создаваемый временем
Время означает движение от того, что есть, к "тому, что должно быть". Я боюсь, но когда-нибудь я освобожусь от страха; поэтому время необходимо для того, чтобы освободиться от страха - по крайней мере, так мы думаем. Перемена от того, что есть, к "тому, что должно быть", подразумевает время. Время включает усилие в интервале между тем, что есть, и "тем, что должно быть". Мне не нравиться страх, и я собираюсь предпринять усилие, чтобы понять, проанализировать, разобрать его, или я собираюсь выяснить его причину, или я собираюсь полностью его избежать. Все это подразумевает усилие - а усилие есть то, к чему мы привыкли. Мы всегда в конфликте между тем, что есть, и "тем, что должно быть"." То, чем я должен быть" - это представление, а представление надуманно, оно не то, "что я есть", то есть не факт; а "то, что я есть", можно изменить только когда я понимаю беспорядок, создаваемый временем.

Итак, возможно ли мне полностью, целиком, в одно мгновение избавиться от страха? Если я буду попустительствовать страху, я буду постоянно создавать беспорядок, поэтому видно, что время - это элемент беспорядка, а не средство под конец избавиться от страха. И нет постепенного процесса избавления от страха, так же как нет постепенного процесса избавления от яда национализма. Если вы привержены национализму и говорите, что, в конце концов, утвердится братство людей, то в интервале имеют место войны, ненависть, страдания, всё это ужасное разделение между людьми; поэтому время создаёт беспорядок.

Духовные задачи на каждый день
Как я смотрю на гнев?
Очевидно, я смотрю на него как наблюдатель в гневе. Я говорю: я гневаюсь. В момент гнева нет "я"; "я" появляется мгновением позже, что означает время. Могу ли я смотреть на факт без фактора времени, которое есть мысль, которое есть слово? Такое происходит, когда есть смотрение без наблюдателя. Посмотрите, куда меня это завело. Я сейчас начинаю воспринимать способ смотрения - воспринимая без мнения, вывода, без порицания, суждения. Поэтому я воспринимаю, что может быть " видение" без мысли, которое есть слово. Поэтому ум находится вне схватки идей, конфликта двойственности и всего такого. Итак, могу ли я смотреть на страх не как на отдельный факт?

Если вы выделяете факт, который не открыл двери во всю вселенную ума, тогда давайте вернёмся назад, к факту, и начнём снова, взяв другой факт, чтобы вы сами стали видеть экстраординарное свойство ума, чтобы у вас появился ключ, вы могли открыть дверь, вы могли ворваться. Осмысление одного страха - страха смерти, страха соседа, страха того, что вы под каблуком у своей супруги, и вы знаете всё о "каблуке", - откроет ли оно дверь? Вот всё, что имеет значение - а не то, как от этого освободиться, - потому что в тот момент, когда вы откроете дверь, страх совершенно улетучится. Ум - это результат времени, а время - это слово; как необычно об этом думать! Время - это мысль; а именно мысль порождает страх, именно мысль порождает страх смерти, и именно время, которое есть мысль, держит в своей руке все хитрые перипетии страха.

Духовные задачи на каждый день
Корень любого страха
Жажда чем-то стать вызывает страхи; быть, достичь и, потому зависеть - порождает страх. Состояние бесстрашия - не отрицание, это и не противоположность страха да и не отвага. Понимание причины страха прекращает его, а зависимость от идей порождает страх; зависимость проистекает из невежества, из отсутствия самопознания, из внутренней бедности; страх вызывает неоднозначность ума-сердца, предотвращая общение и понимание. Благодаря самопознанию мы начинаем открывать и, стало быть, постигать причину страха - не только поверхностных, но и глубоких невольных, накопленных страхов. Страх бывает и врождённым, и приобретённым; он связан с прошлым, и чтобы освободить от него мысль-чувство, прошлое необходимо постичь через настоящее. Прошлое всегда хочет дать рождение настоящему, которое становится отождествляющей памятью обо "мне", "моём", "я". Самость - вот корень всякого страха.
Поделиться!
Подпишитесь на обновление!